Приручение строптивой

Сегодня предлагаем вашему вниманию статью на тему: "приручение строптивой" от профессионалов для людей. Мы постарались полностью раскрыть тему. Если что-то не понятно, то на все вопросы специалисты готовы ответить в комментариях.

Аркадий Застырец – Приручение строптивой краткое содержание

Игра Застырца в одну из самых любимых комедий Шекспира представляет собой загадку. Что это? Глубокомысленная декларация вечных ценностей или циничная шутка? Кто мы? Грешные проходимцы, которых для смеха нарядили в роскошные одеяния и развлекают сценическим зрелищем? Или лорды и леди, вдруг пробудившиеся от сновидения, в котором были бродягами и женщинами легкого поведения?

Приручение строптивой – читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

© Аркадий Застырец, 2015

© Аркадий Застырец, дизайн обложки, 2015

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Игра в комедию «The Taming of the shrew» by William Shakespeare

Персонажи в порядке появления

Жук, человек без определенного места жительства.

Хозяйка, пивной в чистом поле.

Слуга, Лорда, представляющий актеров.

Первый слуга, Лорда.

Второй слуга, Лорда.

Третий слуга, Лорда.

Паж, Лорда, в женском платье.

Люченцо, богатый дворянин из Пизы.

Транио, слуга Люченцо.

Баптиста, крутой падуанский дворянин.

Гремио, пожилой падуанский дворянин, сосед Баптисты.

Катарина, старшая дочь Баптисты.

Гортензио, обычный падуанский дворянин.

Бьянка, младшая дочь Баптисты.

Бьонделло, другой слуга Люченцо.

Петручио, бывалый дворянин из Вероны.

Грумио, слуга Петручио.

Слуга в доме Баптисты.

Герпис, другой слуга Петручио.

Группа товарищей, слуги в доме Петручио.

Челночник, из Мантуи.

Винченцо, крутой дворянин из Пизы, отец Люченцо.

Пристав, немой страж порядка.

Действие 1. Падение и взлет

Пивная в чистом поле. Из пивной с треском вылетает Жук. За ним выходит Хозяйка.

Я те вставлю еще. Будь спок.

Скорее я тебя выставлю, пьянь! Натурой, натурой… Вот и кончилась твоя натура!

Захлебнулась наверно! Погибла в сражении с неуёмной жаждой.

Ну дай же… человеку немного… протрезветь…

Уж я ли тебе протрезветь не даю! Да только всё без толку. Чуть протрезвеешь – орешь: «Дай выпить!» Верное слово: пьянь и импотент!

Шлюха ты! Никогда Жуки импан… инпом… инпа-тентами не были. Учи историю: мы пришли с Ричардом Завоевателем и всех тут прижучили и отымели. Сечешь? О-ты-ме-ли!

Вот именно отымели. Раз и навсегда! С тех пор у вас, жуков, и не стоит. Но за разбитые стаканы ты мне заплатишь!

Да чем же заплачу, коли не стоит?

Ступай, Джеронима! Согрей

Постель холодную свою…

Ладно, поглядим, кто кого прижучит и отымеет. Думаешь, подержал женщину за грудь – и выпивку даром себе обеспечил? Я вот пойду сейчас и пристава позову!

Да хоть трИстава, хоть четырИстава, хоть пятИстава! Не стоит! Фу ты, ну ты, не стоит! А вот как раз… А вот я этому трИставу скажу: я тут стоял, стою и веки вечные стоять буду!

Падает и отключается.

Слышен звук охотничьего рожка. Входит Лорд со свитой, только что с охоты.

Изображение - Приручение строптивой proxy?url=https%3A%2F%2Fcs9.pikabu.ru%2Fpost_img%2F2019%2F01%2F07%2F11%2F1546890429271455402

Изображение - Приручение строптивой proxy?url=https%3A%2F%2Fcs7.pikabu.ru%2Fimages%2Fcommunity%2F83%2F1548864039272578726

Ты хочешь посмотреть, как она будет приручать Дэши?

Изображение - Приручение строптивой proxy?url=https%3A%2F%2Fcs10.pikabu.ru%2Fimages%2Fpreviews_comm%2F2018-10_1%2F1538676242112920291

А почему вдруг Дэш?

Не смогла найти инфы к этому арту, что это Даша.

Мне показалось, что это Дэши. Ведь из-за темноты цвета ее гривы немного заглушены.

Если приглядеться, там всё-так видно, что цвета не те. Скорее всего просто красная грива с жёлтыми кончиками. Ну и глаза синие, не розовые. Вряд ли она

Изображение - Приручение строптивой proxy?url=https%3A%2F%2Fcs7.pikabu.ru%2Fimages%2Fpreviews_comm%2F2019-01_2%2F1546933138199483332

Изображение - Приручение строптивой proxy?url=https%3A%2F%2Fcs7.pikabu.ru%2Fimages%2Fpreviews_gif_comm%2F2019-01_2%2F1546892739163757600

Постарайся меня приручить. Всё это ради нашей дружбы!

Вот жаль что так в жизни нельзя, идёшь себе по улице, тебе это говорят и всё, наслаждаешся, ведь “этот экран выбрал мЬеня”.

Хотя нет, нет! Я передумал! Я знаю закон полости! Если в этом мире девушки и будут выбирать парней как экраны, то велика вероятность, что мне достанется самая у#баная, а это уже не “Аватар”, это уже “Олтласт, буду ночью просыпаться, идти в туалет, а возвращаться буду с камерой, прийдётся прятаться под кроватью и в шкафах, а если я забуду купить батарейки так это вообще.

хотелось стеб, а не получилось. настроение лирическое)))

что получилось, то получилось, не обессудьте

Утро он встретил в отличном расположении духа. Уже очень давно он не просыпался таким отдохнувшим и довольным. Первое, что он увидел, открыв глаза, была все та же, но уже довольная кошачья морда. Все пушистое тельце, лежащее на его груди, содрогалось от мощных раскатов, похожих на прерывистый ход генератора. Решив, что эта функция у котов встроенная и убавить громкость вряд ли удастся, Рен тут же потянулся погладить.
Однако многострадальный палец оказался тут же укушен снова, а кошку словно ветром сдуло обратно под стол.
Бросив ей на прощанье белковый паек прямо на пол, Рен быстро оделся и направился на мостик.

– Капитан Фазма?
Рен натолкнулся на главу штурмовиков уже третий раз за этот день. Блестящий капитан бродил по ангару, периодически наклоняясь и заглядывая за ящики с инвентарем.
– Магистр, – тут же выпрямилась женщина.
На ней не было ее привычного шлема. Сейчас ее прическа перекосилась, выбиваясь из привычного образа идеального солдата.
– Вы что-то ищете?
– Никак нет.
– Вы лжете рыцарю Рен, капитан?
Фазма даже в лице не изменилась. Понятно, действует по указке генерала. Ради другого она бы и не стала так себя вести.
– Никак нет. Разрешите идти?
Рен, прищурившись, всматривался в ее льдисто-голубые глаза и пытался уловить образ. На задворках сознания мелькнуло что-то рыжее. Генерал? Она думает о генерале? Что. Кто-то только что облизнул Фазму в ее воспоминаниях?! Шуршащий звук заполнил голову Рена.
Он от неожиданности фыркнул.
– Я могу идти? – напомнила о себе капитан.
– Да, идите, – чуть кивнул Рен, задумываясь, и все еще ощущая на шее липкий след от чьей-то слюны.
Капитан спит с генералом? Однако. Глядя в удаляющуюся спину Фазмы, Рен разочаровано покачал головой.

Читайте так же:  Как в домашних условиях подстричь когти коту - пошаговая инструкция

Вообще-то, генерал ему очень даже нравился. Настолько нравился, что в первый же день Рен едва его не столкнул с мостика. Просто от неожиданности и нахлынувших чувств, справиться с ними Кайло мог не всегда.
Вымотанный долгим перелетом и нелегкими думами, он устрашающе топал, направляясь к себе в каюту. И тогда впервые увидел Хакса. Заметил издалека пламенеющую шевелюру и даже решил, что это барахлят настройки визера. Однако все оказалось проще.
Генерал действительно был вызывающе рыжим и конопатым. Его бледного веснушчатого лица явно не касался свет естественного светила. И стоял он с такой прямой спиной, словно его за задницу и затылок прибили к обшивке.
Чуть коснувшись разума, Рен уловил сильную неприязнь и злость. Ничем не выдавая себя внешне, внутренне генерал негодовал, что Сноук прислал к нему целый выводок магов-воителей.
Как и любой солдат, Хакс терпеть не мог любое упоминание о Силе. Рен с удовольствием навис над ним, закрепляя эффект. Рявкнул что-то грубое и пошел дальше, перебирая в памяти черты мрачно нахмуренного лица.
Генерал мог стать помехой. И он был не из тех, кого можно просто убить. Значит, нужно было подготовиться на случай нужды.

Дальнейшее общение только подтвердило опасения. Хакс явно планировал этой самой помехой стать. Генерал был желчным, язвительным, щедрым на завуалированные угрозы. Совершенно не боящимся его, Рена, авторитета. Это было для Кайло в новинку и даже освежало.
Доводить генерала до белого каления стало его любимой забавой. Хакс забавно бледнел, потом едва заметно краснел с висков. Поджимал пухлые губы, со скрипом сжимал свои руки, с которых никогда не снимал перчатки. Как-то Рен подумал, что если умудрится с него их стянуть, то не удивится, не увидев ничего.
Хакс-невидимка занял его мысли на пару дней. А если генерал без своего мундира и правда невидим. Разум, в котором плещется сила, весьма причудлив в своей логике. Рен решил, что если сумеет вывести генерала из себя хотя бы раз, то победит его. Победит именно в том поединке, который куда важнее переламывания позвонков и вырывания трахеи.
Ведь, глядя на Хакса, ему хотелось отнюдь не ломать его стройную спину. Чертов генерал даже не представлял, на что был способен Рен. Если его как следует попросить, конечно.

Но все, чего он добивался вот уже который месяц, были лишь презрительно сдвинутые брови, злобно сжатые губы, и шипящие едкие слова на совместных отчетах перед Сноуком. Хакс не стеснялся в выражениях, совершенно не был согласен с тем, что на Финализаторе главный именно Рен. Это бесило и восхищало.
Совсем как его маленький рыжий зверек, генерал не желал мириться с присутствием Кайло в своем пространстве.
Мысленно потирая руки, Рен взялся за составление плана.

Скрежет зубов Рен услышал раньше, чем увидел самого генерала. Задержав дыхание, он повернулся.
– Д… доброе утро – выдавил из себя Хакс, старательно улыбаясь.
Несмотря на несколько кривоватые уголки губ, явно стремящиеся вернуться в привычное положение, улыбка ему шла. Он даже стал выглядеть как-то моложе. Еще моложе. Рен в который раз задумался, как такого малолетнего тощего засранца взяли на такую высокую должность?
Впрочем, если генерал умудрился насосать, это было даже плюсом к его творческим способностям.
– Доброе, генерал. Откуда такая вежливость с утра пораньше?
– День прекрасный.
– Вы окружены открытым космосом. Фактически, тут всегда ночь.
Было приятно смотреть, как генерала крючит от невозможности послать его куда подальше.
– Отличный отрезок суток, – почти рыкнул генерал, отворачиваясь.
– Согласен, в общем-то. А вы не хотели бы со мной позавтракать, генерал?
Затея с кошкой стоила того, чтобы полюбоваться на выражение крайней растерянности на лице Хакса.
– Зачем?
– Я хотел обсудить с вами вчерашнюю смету.
Хакс заметно выдохнул.
– Извольте.
Проходя мимо Фазмы, Рен зацепил осколок образа – рука в черной перчатке на длинной тонкой белой шее. В ушах хрустело, словно он шел по тонкому льду. Он шел, не оборачиваясь, зная, что спину ему прожигают внимательные голубые глаза.

Они даже умудрились вполне сносно побеседовать. Рен изо всех сил старался сдержать сарказм, когда Хакс принимался рассуждать обо всем том уроне, который Рен наносил кораблю. Стерпел даже крайне оскорбительное сравнение Силы и уличной магии. В эти моменты он успокаивал себя мыслью, что если поладить с генералом не удастся, он всегда может заставить его этой самой Силой. Не то, чтобы он собирался. Но мог. Определенно мог.
Это успокаивало. А генерал все трепался и трепался. Выдавая пафосные речи, словно готовил их всю ночь.

«Ваша кошка все еще жива».
«Дезинтеграция или казнь через повешение?»
«Предпочту дезинтеграцию, мой генерал. А теперь следующее задание. Магистр Рен уже очень давно не устраивал истерик на борту. Если таковая случится в ближайшие дни, вы должны спокойно с ним поговорить».
«Это уже слишком».
«Я сломаю вашей кошке шею, выпотрошу кишки и намотаю их на антенны в доке. Если истерик не будет до конца недели, можете считать это задание недействительным. Тогда завтра вам предстоит рассказать магистру шутку».

– А вы знаете, как узнать, что вы купили поддельную «Звезду смерти»?
Хакс решил не терять времени и пошел в бой сразу после ставшего уже привычным «доброго утра».
– Нет, – приготовился Рен.
– На ее панели управления есть рычажок «мимо».
– Забавно, – хмыкнул Рен.
– Услышал сегодня в столовой. А хотите на логику?
– Да вы в ударе, генерал. Жгите.
– С какой стороны у истребителей серии TIE руль?
– Это просто, по центру.
– Нет.
– Как это нет?
– У истребителей серии TIE – штурвал, магистр.
– Туше.

«Миллисент, мой генерал».
«Что она ест? Что ты ей даешь, идиот?!»
«Все, как сказано в руководстве по разведению кошек».
«Я вышлю тебе ее меню, придерживайся его, иначе у нее будут проблемы со стулом. И вычесывай ее. И не забывай про воду».
«Хорошо, что напомнили. Завтра вы должны позвать магистра с собой на высадку. И на планете пригласить в местный бар. Что вы там с ним будете делать – на ваше усмотрение».
«Что можно делать в баре с человеком, который если и потребляет воду, то в виде клизм, чтобы не снимать шлем?»
«Это ваше задание, вам и выяснять”.

Читайте так же:  Почему кот лежит на спине

За четыре дня в голове Хакса перестали слышаться раскаты грома, которые всегда там раздавались, стоило Кайло приблизиться к генералу. Звон колокольчиков и непонятное дребезжание тоже удавалось услышать далеко не всегда, но и это было лучше, чем гроза.
– Магистр, а вы бы не хотели составить мне компанию сегодня?
– Вы собираетесь высаживаться на поверхность?
– Есть такая необходимость. Надо кое с кем встретиться и забрать очень важную информацию. Вряд ли главнокомандующий будет рад, если она попадет не в те руки.
– Вы не доверяете охрану вашего тела вашим же людям?
Рен старательно выделил слово «тело». В голове Хакса отчетливо звякнуло. Отлично. Генерал чуть раздраженно повел плечами.
– Я согласен, – тут же сказал Рен, не желая испытывать судьбу.
– Отлично, тогда встретимся у доков после высадки на площадке F, – проинструктировал его Хакс. – И, магистр, я все понимаю, секретность. Но если вы будете сопровождать меня, вам придется снять шлем и надеть что-то менее приметное. Нас не должны опознать.
– Я понял вас, генерал.

– Генерал?
Хакс едва заметно вздрогнул от неожиданности, когда Кайло подошел к нему со спины. Рен тщательно отследил его эмоции. Хакс был… удивлен. Разумеется. За эти дни вынужденного тесного общения он нафантазировал себе много всего. И это все Рен тщательно изучал в его голове, продираясь сквозь колокольный звон.
Хакс стоял напротив и думал, что Рен слишком молод. Что у него несуразное лицо, большие губы. Надо же, а глаза и правда темные. Какой некрасивый нос. Сколько ему лет. Какой здоровый, даже без этой своей хламиды. Интересно, он качается? Почему его никогда нет в тренировочном зале?
У Рена зачесались виски от лавины вопросов, рухнувшей на него из недр сознания Хакса.
– Мы идем? – спросил он, чтобы прекратить атаку на свой мозг.
– Да.
– Так непривычно видеть вас в гражданском.
– Взаимно, магистр. На всякий случай, зовите меня Брендалом.
– Хорошо. А вы меня никак не зовите. Сделаем вид, что я ваша немая охрана.
– Всегда бы так…
– Простите?
– Как скажете, магистр, как скажете..

***
Кайло не был стратегом. К великому-великому сожалению. Весь его план по приручению Хакса рассыпался под влиянием момента и эмоций. Это было глупо, недальновидно и – это было очевидно – окончательно, бесповоротно закончено.
Рен даже не пытался залезть в голову генералу, чтобы узнать его мнение о произошедшем.
Вернувшись на корабль, Кайло тут же ушел к себе в каюту и заперся в душе, смывая начавшую прилично вонять кровь.
Выйдя, он нашел Миллисент, брезгливо обнюхивавшую его брошенную на пол одежду.
– Благоухает, а, Милли?
Кошка чуть слышно чихнула. Потом еще раз. Грациозно вскочив на кровать, она принялась облизывать лапу и умывать мордочку, словно избавляясь от гадкого запаха.
Рен пинками загнал ворох одежды в душевой отсек и закрыл дверь.

Причин тому, что кошка не желает находиться на руках, может быть множество. Прежде всего, конечно, это независимый характер самого животного. «Дикость» нрава может быть природной, а может быть и спровоцированной воспитанием. Если котёнок рос сам по себе, лишённый внимания, совместных игр и задушевных «бесед» с хозяином, то доверия между ними не возникнет. И тогда, конечно, рукам владельца он предпочтёт собственные излюбленные места отдыха.

Сильно подорвать доверие к близкому общению с хозяином могут и болезненные процедуры, которые в течение длительного времени человек вынужден проделывать в случае болезни кошки. Подойти к этому вопросу следует серьёзно. «Ну подумаешь, укол – укололся и пошёл!» – эти оптимистические строчки успокаивают только детей, но никак не кошек. Возможно, обращение к профессионалу будет лучшим выходом в данной ситуации.

Изображение - Приручение строптивой proxy?url=https%3A%2F%2Fimg.guruanimal.ru%2Fanimal1%2Fpriruchenie-stroptivoj_1

Не знаю, стоит ли в журнале, адресованном страстным любителям кошек, говорить о недопустимости жестокого и, я бы добавила, жёсткого обращения с ними. Крики и наказания, в том числе и пресловутой газетой (давно хочу посмотреть в глаза человеку, придумавшему этот метод и «запустившему» его буквально во все книги по дрессировке и воспитанию животных), – прямой путь к потере доверия животного навсегда.

Главное в приручении кошки – терпение и любовь. Нет ни одного домашнего животного в мире, которое было бы невосприимчиво к ласке, если она ассоциируется у него с приятными ощущениями, комфортом и безопасностью. Именно стойкости этой ассоциации и следует добиваться.

Видео: «Укрощение строптивого» фильм «Il bisbetico domato» Italia 1980

Любая дрессировка начинается с поиска индивидуального подхода к животному. Сразу скажу, что под дрессировкой я понимаю не превращение кошки в служебную собаку (эта метаморфоза, по моим наблюдениям, преследует многих кошколюбов в страшных снах), а выработку у животного желательной формы поведения. В данном случае – спокойного сидения на руках у хозяина столько времени, сколько потребуется, и терпимого отношения к прикосновениям эксперта.

Существует два основных метода дрессировки: это отрицательное подкрепление (не путать с наказанием, которое вообще к дрессировке не имеет никакого отношения) и положительное подкрепление.

Не буду вдаваться в теорию – объясню на практике. Выработка у кошки требуемого навыка методом отрицательного подкрепления будет выглядеть следующим образом. Вы берёте кошку на руки и не отпускаете до тех пор, пока она не перестанет вырываться, а затем опускаете на пол. Таким образом, кошка поймёт, что обретение свободы оплачивается выполнением прихоти хозяина.

Читайте так же:  Вирусный энтерит у собак

Скажу сразу, что я бы не рекомендовала вам этот метод. Во-первых, любое насилие не добавляет в ваши отношения с кошкой доверия. И, чтобы приступить к занятиям в следующий раз, вам придётся довольно долго искать кошку по всем углам. Во-вторых, удержание кошки силой – дело травмоопасное для рук хозяина.

В основе метода положительного подкрепления лежит поощрение правильного действия животного. Виды поощрения могут быть разными, поэтому вам потребуется наблюдательность, чтобы выбрать тот из них, который приведёт вашу кошку в полный восторг (именно восторг, а не сдержанное довольство, а тем более не снисходительное «ну ладно, давай»). Если вы используете в виде подкрепления еду, то это должна быть не привычная пища, а что-то особенное, что ваша кошка очень любит и что получает нечасто.

Если подкреплением служит игра (а среди кошек встречаются не только «пищевики», но и «игровики»), то используйте для дрессировки новую игрушку, которая скорей заинтересует кошку, чем давно утратившая всякий образ плюшевая мышь или видавшая виды «махалка». Положительным подкреплением может стать и ласка – есть такие её виды, от которых кошки буквально млеют.

Время для занятий подбирайте тоже очень тщательно. Кошка должна быть в спокойном благодушном настроении, а если вы собираетесь использовать пищевое подкрепление – ещё и голодной. Не стоит отрывать кошку от сна, охоты на голубя за окном, других интересных видов времяпровождения. Не забудьте, что и вы, приступая к занятиям, должны быть спокойны и терпеливы, как буддийский монах на полпути к нирване.

Рассмотрим метод положительного подкрепления на примере поощрения лакомством. Итак, берём кошку на руки, сразу же даём ей маленький кусочек и отпускаем на пол. Пусть кошка насладится «добычей» в спокойной обстановке. Спустя несколько дней регулярных занятий вы заметите, что кошка с интересом подходит к вам, ожидая «продолжения банкета». Самое время продлить пребывание кошки на руках: с 1–2 секунд до 3, 4 и т. д. Увеличиваем время постепенно и не забываем хвалить кошку.

Если кошка начинает вырываться, немедленно прекратите занятие. В следующий раз начинайте с предыдущего этапа, то есть возвращайтесь к прежнему временному «рекорду».

С помощью этих довольно нехитрых приёмов вы можете добиться от кошки спокойного сидения не только на руках, но и в переноске, не только на выставках, но и, к примеру, на приёме у ветеринарного врача. При желании вы можете научить её и… некоторым командам. Но всё – умолкаю-умолкаю…

Игра Застырца в одну из самых любимых комедий Шекспира представляет собой загадку. Что это? Глубокомысленная декларация вечных ценностей или циничная шутка? Кто мы? Грешные проходимцы, которых для смеха нарядили в роскошные одеяния и развлекают сценическим зрелищем? Или лорды и леди, вдруг пробудившиеся от сновидения, в котором были бродягами и женщинами легкого поведения?

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Приручение строптивой (Аркадий Застырец, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Действие 2. Прекрасный век

Падуя. Общественное место. Входят Люченцо и Транио.

Глянь, Транио, какая красота!

Сбылась мечта – мы в Падуе, дружище.

Со скидкой на невежество твое

Добавлю – мы в Ломбардии столице,

На севере Италии, куда

Приехали с порядочного юга,

А именно – из Пизы, не забыл?

Зачем же принесло нас в эти веси?

Постой-постой, я сам. Начнем сначала.

Итак, на свет родился в Пизе я,

В семье купца по имени Винченцо.

Кормилица, пеленки, молоко,

Прогулки возле Падающей башни,

Проказы, порка, азбука и счет,

И вот – я вырос, жажду совершенства

И продолжать учение хочу,

Отец дает на это кучу денег,

А провожатым – верного тебя,

Три дня трясемся мы в пыли дорожной —

И Падуя, чуть свет, у наших ног.

Она, рассадник знаний изощренных,

Премудрости ухоженный цветник.

Уж вот где я за книги-то засяду,

В гранит науки с жадностью вгрызусь!

Прошу пардону, добрый мой хозяин,

Практически согласен с вами я

И понимаю страстное желанье

Сосать познаний сладостный нектар.

Но стоиков прилежно постигая,

В другом не потерять бы стойкость вам!

Воздав с рассветом должное Платону,

Овидия читайте перед сном,

Оттачивайте логику в любовных

Записочках, а в праздной болтовне

Риторики приемы постигайте.

Тогда гранит не страшен будет вам —

Зубов здоровых он не обломает.

Совет хороший, так и поступлю.

Ведь в Падую решился я из Пизы,

Как тот ныряльщик храбрый со скалы

В пучину вод за перлами ныряет.

Но где ж Бьонделло с нашим багажом?

Постой, а что за люди нам навстречу?

Похоже, мэр послал для нас эскорт.

Входят Баптиста, Катарина, Бьянка, Гремио и Гортензио. Люченцо и Транио стоят в сторонке.

Все, баста, господа. Ни слова больше.

Я младшую за вас не выдам дочь,

Пока не отыщу супруга старшей.

Ее хотите? Милости прошу.

Клянусь покойной матерью, что Бьянки

Вам не видать, как собственных ушей,

Покуда в девках зябнет Катарина.

(В сторону) Такая головешка не озябнет.

Гортензио, женись на старшей ты!

Уж не прикажете ль еще задрать мне ногу

Чтобы привадить этих кобелей?

Что? Кобелей?! Да ни один кобель

Не поглядит на этакую… злюку!

Ручаюсь, сэр, что зря боитесь вы,

На вас ей поглядеть противней вдвое,

А если бы не вдвое, уж она

Башку вам причесала б табуретом

И рожу б расписала как шуту.

Не введи нас во искушение и избави нас от лукавого!

Видали вы, хозяин? Ну, дела!

С приветом девка иль чертовски зла.

Зато другая, глянь, как терпелива!

Она – напротив, райского разлива…

Отлично сказано! Но т-с! Любуйтесь молча.

Читайте так же:  Собака какает

Чтоб вам понятно стало, господа,

Что слов на ветер я тут не бросаю,

А ну-ка, Бьянка, живо в дом ступай!

И не реви – люблю тебя, как прежде.

Рева-корова, дай молока!

Сколько стоит? Три пятака.

Порадуйся, сестра, моей беде.

Отец, я вашей воле подчиняюсь:

Пусть книги с инструментами меня

В моей унылой келье развлекают.

Чу, Транио! Минерва говорит.

Синьор Баптиста, все же очень странно,

Что так любя, вы Бьянку огорчили

И наказали заточеньем

Сеньор Баптиста, вы ее, бедняжку,

За сестрин невоздержанный язык.

Баптиста кончил. Молча повинуйтесь.

Так как мне известно,

Что музыка ей в радость и стихи,

Хочу принять я в доме педагогов,

Что наставляют взрослых дочерей.

И если вам, Гортензио, знакомы

Искусные такие мастера, —

К вам, Гремио, я с тем же обращаюсь, —

Нет тематического видео для этой статьи.
Видео (кликните для воспроизведения).

Скорее приведите их ко мне.

Прощайте же. Останься, Катарина,

Пооботрись чуток среди господ.

Вот новости! Мне, стало быть, остаться

И здесь торчать, как в будке часовой?

Так что ли, а? Ушла за алебардой!

Можешь идти к чертовой матери: твои прелести настолько хороши, что никто за тебя цепляться не станет… Разумеется, Гортензио, конфуз одного соперника – другому в радость. Но наши с вами зубы лежат на одной полке, а желанный пирог сыроват с обеих сторон. Прощайте. Пойду искать учителя для моей Бьянки.

И я пойду, но не для вашей, а для моей. Впрочем, еще на пару слов. Хотя характер нашей схватки переговоров не допускает, знайте: чтобы снова сделаться счастливыми соискателями бьянкиной любви, теперь нам необходимо потрудиться вдвоем ради одной цели.

Ради какой же это?

Ясное дело, сэр, найти мужа ее сестре.

Черта ей, а не мужа!

А я говорю – мужа.

А я говорю – черта. Думаете, если отец ее сказочно богат, то наяву найдется кретин, готовый добровольно под звон свадебных колоколов спуститься в геенну?

Полно, Гремио! Если у нас с вами не хватает терпения сносить ее атаки, это отнюдь не означает, что в мире перевелись крепкие парни и не найдется среди них такой, что в придачу к хорошим деньгам возьмет ее со всеми ее недостатками.

Может, оно и так. Только, по-моему, это все равно что взять ее приданое с условием каждое утро подвергаться бичеванию на лобном месте.

Не спорю. Но знаете, что самое трудное? Выбирать из двух зол в темной комнате. Особенно, когда их там нет. И раз уж этот окоп на холме сделал нас союзниками, давайте дружно искать мужа для старшей дочери, чтобы освободить для замужества младшую. Успеем еще потягаться. Сладенькая Бьянка! Счастлив тот, кому она перепадет! Кто первым прискачет, тому и колечко на пику. Согласны, синьор Гремио?

Согласен. И даже готов подарить тому, кто к ней посватается, лучшую в Падуе лошадь – чтобы он поскорее сговорился, женился, случился и свалил с ней из дома.

С кем? С лошадью? Или с Бьянкой?

С Катариной, товарищ! Ну, да неважно. Идемте отсюда поскорей!

Гремио и Гортензио уходят.

Акститесь, сэр! Такого не бывает,

Чтоб вспыхнула любовь за пять минут!

О, Транио, я тоже так считал,

Но оба мы ужасно заблуждались.

Ты видел? Никого не трогал я,

Стоял себе, глазел, куда попало —

И вот – скажу тебе, поскольку ты

Мне дорог, точно Цезарь Клеопатре, —

Я заживо горю, тону, пропал,

О Транио, без этой юной девы

Я просто труп. Спаси меня, спаси,

Скорее что-нибудь, хоть посоветуй,

Или, на крайний случай, ущипни!

Хозяин, для щипков теперь не время.

Щипками не поможешь делу тут.

Но веселей! На всякую холеру

Отыщется какой-нибудь стрихнин.

Спасибо, брат. Ты только не молчи.

Давай, поговори со мной об этом.

В девицу вы вперяли жадный взгляд,

А главное, по сути, проморгали.

О да, вперял. И видел на лице

Мельчайшие прекрасные детали —

Буквально каждый прыщик! Так же Зевс,

Должно быть, изучал свою Данаю.

А кроме прыщика? Видали, как сестра

Зазнобы вашей тут разбушевалась

И выстроила всех по одному?

Нет, Транио, я видел только губ

Коралловые веточки живые

Под носом у избранницы моей!

Ну все, пора кончать сеанс гипноза.

Очнитесь, сэр! Считаю до пяти!

Влюбились – так подумайте, что делать,

Как путь себе расчистить к алтарю.

Три, два, один! Останется в девицах

Возлюбленная ваша до тех пор,

Пока отец сестру ее не выдаст

Хоть за кого. Но кто ж ее возьмет?

По-твоему, жениться мне на старшей

Придется, чтобы младшую спасти?

Отец ее жесток, но – ты заметил? —

Учителя он ищет…

Похоже, виден свет в конце туннеля…

В один туннель мы въехали вдвоем!

Сначала ты признайся: что придумал?

Вам надо к ним учителем пойти!

А кто же за меня пойдет учиться?

Кто в доме станет принимать гостей

В парадном платье? Кто вернется в Пизу?

Пойдет, не тормозите.

Ведь в Падуе не знают нас в лицо.

Вполне могу я – вами притвориться,

А вы наденьте шляпу и очки

И, платьями со мною поменявшись,

Прикиньтесь из Вероны бедняком,

Естественно, ученым. А Бьонделло

Меж тем при мне меня изобразит.

Тут нечего и думать. Раздевайтесь!

Ну, если ты считаешь…

Меня отец ваш, к вам определяя,

Наставил так: «Служи ему, как пёс».

Конечно, он всего не мог предвидеть,

Но думаю, одобрил бы мой жест.

Я вас люблю, а выше проявленья

Любви и не бывает, чем вот так

Стать временно любви своей предметом.

Нет, лично я в любви своей предмет

Не жажду превращаться и на время,

Но бедняком ученым притворюсь,

Чтоб тот предмет… А, вот и наш Бьонделло!

Читайте так же:  Строение кошки и биологические особенности

Кто шлялся? Я? А вы сами-то где шлялись? Но что это? Мой кореш Транио стащил вашу одежду? Или это вы стянули у него кафтан? Или оба пустились во все тяжкие? Что тут вообще у вас происходит?

Не зли меня! Не склонен я шутить.

Товарищ твой в меня переоделся,

Чтоб господина уберечь

От скорого суда и казни лютой!

Поскольку не успели мы прибыть,

Он у ворот зарезал человека.

Да ты рехнулся! То есть, в смысле… да!

Недаром говорят – не зарекайся.

Так, слово за слово, повздорили, вспылил —

И ножиком по горлу пассажира.

И в розыске теперь. И я, любя,

На время стану нашим господином.

Усвой, Бьонделло, Транио здесь нету.

Люченцо – понял? – так меня зовут.

Ничего не понимаю.

Ну, и не надо. Главное запомни:

Он – больше не Люченцо, а со мной —

Повежливей, особенно при людях,

И Транио не вздумай называть.

Погодите, хозяин. Не могу же я вас одного в такой передряге бросить. Я тоже пойду к Баптисте и стану просить руки его младшей дочери.

Что?! И ты, Транио.

Да нет же, не по вкусу мне вовсе ваша голубка. Но поспешим, я по дороге вам все объясню.

Падуя. Перед домом Гортензио. Входят Петручио и Грумио, его слуга.

Верону покидая, как мечтал

Я в Падуе приятелей увидеть,

И прежде всех – заклятого дружка

Гортензио. Живет он в этом доме.

Вдарь, Грумио! Чтоб стекла зазвенели!

Вдарить, сэр? Кому? Где тот разбойник, что смеет угрожать вашей милости?

Мерзавец! Вот посмей мне не ударить!

Ударить – вам, сэр?! Да за что? И что я пред вами, чтоб руку на вас поднимать, сэр?

Ударь, да посильнее – в эту дверь,

Не то тебя ударю, глупый зверь!

Вы злитесь, а ударь я в спешке вас,

И кто бы ударял кого сейчас?

Тебе слова, как видно, невдомек.

Что ж, не стучи! Подергаю звонок!

Хватает его за ухо.

На помощь! Господин рехнулся мой!

Ударю в двери я твоей башкой!

Эй, эй! Что за потасовка? Старина Грумио! Мой добрый друг Петручио! Так вот чем вы в Вероне развлекаетесь!

Гортензио! Скорей включайся в драку!

Отделаем как следует собаку!

Коза ностра бьенвенутто, мольто поко аллегро, синьор мио Петруччио! Вставай, Грумио, вставай! Уймитесь оба, тут вам не Верона.

Без толку по-итальянски размовлять, сэр. Всё, надоело. Уйду я от него. Судите сами, сэр. Приказывает мне его бить. Вдарь ему что есть мочи, и все тут. Разве можно слуге так обращаться с господином, даже если любой в этой стычке поставил бы на слугу тридцать к одному? А жаль, что со всего не врезал духа! Теперь бы не мое болело ухо.

Подлец бессмысленный! Гортензио, послушай,

Мерзавцу я велел ударить в дверь.

А он давай мне голову морочить.

Ударить в дверь? О, Господи! Да вот в точности ваши слова: «Вдарь мне так, чтобы стекла в домах звенели! Ударь меня, врежь мне посильнее, а не то я тебя ударю!» А теперь-то, конечно, вы можете говорить, что вам угодно, – «ударить в дверь, ударить по рукам, бей в яблочко, за девкой приударить…»

Заткнись иль отойди – советую, любя.

Петручио, терпенье. Я ручаюсь,

Тебя расстроить вовсе не хотел

Твой старый, добрый, верный, неподкупный,

Простосердечный набожный слуга!

Но за каким вы лешим из Вероны?

Да за которым всюду молодежь

По свету непоседливую носит

Туда-сюда… Короче говоря,

Гортензио, скончался мой папаша…

Не может быть! Антонио почил?

Да ладно, что уж… Я теперь свободен.

В наследство, правда, больше ожидал,

Но деньги есть, в дому полно скотины —

Вот и пустился сдуру в лабиринт

С надеждою повыгодней жениться,

А заодно увидеть белый свет.

Петручио! Ты легок на помине!

Как раз тут есть на выданье одна…

Сказать по чести, злобная мегера,

Любого мужа за год вгонит в гроб,

Зато до неприличия богата.

Женись на ней, и я тебе клянусь…

Мне за совет спасибо ты не скажешь.

Увянешь, потеряешь аппетит,

Сопьешься преждевременно и дружбу

Ты нашу громогласно проклянешь,

Когда в слезах я стану на колени

У твоего предсмертного одра…

Нет, не женись, дружище, умоляю!

Она не для тебя!

Но ты сказал, что… как она богата?

Все прочее – пустяк.

С мошной сплясать на свадьбе я мечтаю.

И будь жена страшна, как бегемот,

Стара, как Рим, и зла, как сотня фурий,

Мне это фиолетово. Пускай

Шумит себе, как буря в синем море, —

Ее валов девятых не боюсь.

Я в Падую приехал, чтоб жениться.

И – знаешь, что? – я в Падуе женюсь!

Не, вы только послушайте, сэр. Так пластом и выложил все, что у него на уме. Мол, дайте ему золота и жените хоть на карге беззубой, хоть на кукле тряпичной, хоть на петле булавочной! Тридцать к одному – он и не заметит, на чем женился, – деньги будет считать.

Конец ознакомительного фрагмента.

Нет тематического видео для этой статьи.
Видео (кликните для воспроизведения).

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Приручение строптивой (Аркадий Застырец, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Изображение - Приручение строптивой 5698731685
Автор статьи: Артем Щетинин

Здравствуйте. Меня зовут Артем. Я работаю ветеринаром уже более 9 лет. Считая себя профессионалом, хочу научить всех посетителей сайта решать сложные задачи и дать ответы на самые часто задаваемые вопросы. Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны для того чтобы донести в доступном виде всю требуемую информацию. Перед применением описанного на сайте всегда необходима консультация с профессионалами.

Обо мнеОбратная связь
Оцените статью:
Оценка 4.1 проголосовавших: 20

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here